8 (843) 202-42-24
 522-45-83
г. Казань, ул. Адоратского,
дом 3, этаж 2 — ЮСВР

Принцип публичной недостоверности реестра?

В этом деле суды чуть было не создали удивительный прецедент по преодолению запрета на совершение регистрационных действий в отношении арестованного имущества. Нижестоящие суды решили, что арест может не учитываться, если договор по отчуждению имущества заключен до наложения ареста на это имущество и, тем самым, опровергнули принцип публичной достоверности реестра прав на недвижимое имущество.

В ходе исполнительного производства, возбужденного в отношении общества для обеспечения взыскания в пользу граждан М. и К., в январе 2014 года судебным приставом – исполнителем был наложен арест на трансформаторные подстанции, находящиеся в собственности общества и являющиеся недвижимым имуществом. В январе же 2014 года в ЕГРП была внесена запись о запрете совершения регистрационных действий в отношении этих трансформаторных подстанций. 

Казалось бы, М. и К. могли спокойно дожидаться реализации арестованных подстанций и удовлетворения своих требований к обществу за счет вырученных от их реализации средств, как вдруг выясняется, что в марте 2014 года арбитражный суд области вынес решение о переходе права собственности на трансформаторные подстанции к другому обществу, причем решение вынесено 5 марта 2014 года по исковому заявлению, предъявленному в суд 11 февраля 2014 года, то есть в рекордно короткий срок – от предъявления иска до принятия судом решения и изготовления его в полном объеме прошло три недели. Надо ли говорить, что М. и К. не были привлечены к участию в деле, итогом которого стало это решение? Эта новость повергла М. и К., мягко говоря, в удивление. Как можно вынести решение о переходе права собственности на недвижимое имущество и, соответственно, о регистрации этого перехода, когда в реестре прав на недвижимое имущество имеется запись о запрете регистрационных действий?! Да еще вынести это решение без привлечения к участию в деле лиц, в пользу которых внесена запись о запрете! Разве их это не касается? Для чего необходимо принимать обеспечительные меры путем внесения записи в реестр, если эту запись можно проигнорировать?!

Найти ответы на эти вопросы М. и К. попытались сначала в апелляционном, затем в окружном судах, куда они обратились с жалобой на указанное решение. По мнению апеллянтов, продавец умолчал о факте наличия их притязаний на эти подстанции, а суд даже не проверил наличие обременений на них; М. и К. полагали, что договор купли-продажи, на основании которого суд вынес решение о переходе прав от продавца к покупателю, является ничтожной сделкой, поскольку был заключен в отношении имущества, на которое наложен арест.

Оказалось, что вопрос о принадлежности трансформаторных подстанций и законности перехода права собственности на них не касается М. и К., а обжалованное решение о том, что имущество общества, за счет которого взыскатели вправе были рассчитывать на удовлетворение своих требований, подтвержденных ранее вынесенным и вступившим в законную силу решением суда, перешло к другому обществу, а значит, на него не может быть обращено взыскание по долгам первого общества, не затрагивает прав и законных интересов взыскателей. Апелляционный суд, сделав такие выводы, прекратил производство по апелляционной жалобе, а кассационный суд полностью с ним согласился. При этом суды высказались и по существу вопроса: в материально-правовом плане решающее значение имело то обстоятельство, что договор купли-продажи был заключен (читай, датирован) до наложения ареста, и передача имущества также произошла до этого, что подтверждается передаточным актом (читай, датой, которая указана в передаточном акте). Кроме того, суды упрекнули М. и К. в том, что они не доказали, что общество – их должник – было осведомлено о наложении ареста на трансформаторные подстанции, и в том, что, указывая на ничтожность договора купли-продажи, тем не менее, не просили суд признать договор ничтожным. 

Дальнейшую борьбу за свои права продолжила только М. Видимо, К. к этому времени уже отчаялся в поисках справедливости. И зря. 

ВС РФ отменил все состоявшиеся по делу судебные акты и направил дело на новое рассмотрение: М. отстояла свою позицию, и суд счел ее доводы обоснованными. Как указал Верховный Суд, М., добившись наложения ареста на подстанции, тем самым, приняла меры по защите своих прав за счет их продажи. Нижестоящие суды, проигнорировав доводы М. и не учитывая, что иск покупателя о регистрации был подан и, соответственно, обжалованное решение было вынесено уже после внесения в ЕГРП записи о наложении ареста, фактически создали прецедент преодоления запрета (ареста), наложенного на совершение регистрационных действий (на имущество), опираясь лишь на факт заключения договора в отношении этого имущества до наложения ареста. 

Иначе говоря, наши доблестные суды апелляционной и кассационной инстанций камня на камне не оставили от принципа публичной достоверности ЕГРП, являющегося основополагающим в системе регистрации прав и, по сути, отражающего смысл существования этой системы. Грош цена реестру прав, достоверность которого зависит от даты, которую указали в договоре два частных лица, заинтересованных в «уводе» имущества от взыскания.

В настоящее время неизвестно, какой результат в итоге получит М., ведь может сложиться ситуация, когда эти подстанции уже приобрел добросовестный покупатель. В этом случае, М., скорее всего, не получит материального удовлетворения своих требований за счет арестованного имущества. Такова цена судебной ошибки.

Мы будем следить за ходом этого дела и надеемся, что бесспорная правота М. в данном деле будет вознаграждена не только принятием судебного акта о признании, казалось бы, очевидных правовых истин, но и экономически.

Определение ВС РФ от 15.09.2015 №А45-2250/2014

КОНТАКТЫ
 

Фотки контактов

8 (843) 202-42-24
522-45-83
г. Казань, ул. Адоратского,
дом 3, этаж 2 — ЮСВР

421001, г.Казань, а/я 93

 

Мы в Instagram

 

©2017 usvr

Яндекс.Метрика